Вы здесь

Без резких движений

Сообщение об ошибке

  • Notice: Undefined index: taxonomy_term в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms_by_vocabulary() (строка 537 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms_by_vocabulary() (строка 537 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Undefined index: taxonomy_term в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms_by_vocabulary() (строка 537 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms_by_vocabulary() (строка 537 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Undefined index: taxonomy_term в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms_by_vocabulary() (строка 537 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms_by_vocabulary() (строка 537 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Undefined index: taxonomy_term в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms_by_vocabulary() (строка 537 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms_by_vocabulary() (строка 537 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Warning: array_keys() [function.array-keys]: The first argument should be an array в функции similarterms_list() (строка 196 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Undefined index: taxonomy_term в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms() (строка 518 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Undefined index: taxonomy_term в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms() (строка 518 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Undefined index: taxonomy_term в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms() (строка 518 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Undefined index: taxonomy_term в функции similarterms_taxonomy_node_get_terms() (строка 518 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Undefined index: 0 в функции similarterms_list() (строка 221 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
  • Notice: Undefined offset: 1 в функции similarterms_list() (строка 222 в файле /var/www/novoemnenie/data/www/novoemnenie.ru/sites/all/modules/similarterms/similarterms.module).
Аватар пользователя редактор
В России идет борьба с коррупцией. Это не просто политическая кампания, а социальный процесс. Его итогом будет медленное очищение государственного аппарата

Верха ощутимо тряхнуло. Сначала — громким делом «Оборонсервиса» и разгоном руководства Минобороны на фоне этого дела. Дело это продолжает разрастаться. Следователи через прессу передают публике, что арестованная Екатерина Сметанова охотно сотрудничает со следствием и дает показания, упирая на то, что она — лицо подневольное и продавать объекты Минобороны по заниженным ценам ей велела начальница «Оборонсервиса» Евгения Васильева. В деле появляются новые эпизоды. На прошлой неделе были проведены обыски в ОАО «Славянка», которое занимается хозяйственным обслуживанием объектов Минобороны. Задержан директор ОАО Александр Елькин. «Коммерсант», ссылаясь на свои источники из числа оперативников и следователей, называет его «близким товарищем» Сердюкова. Судьба самого Сердюкова не определена. Сначала появились сообщения, что он будет назначен советником главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова, что было бы совершенным издевательством, поскольку Чемезов — один из главных бенефициаров отставки министра обороны. Потом эти сообщения были опровергнуты.

Предъявлено обвинение в мошенничестве бывшему заместителю министра регионального развития и председателю правительства Пермского края Роману Панову. Следствие считает, что при его участии были похищены 93 млн рублей, выделенных на подготовку саммита АТЭС. Следователи готовятся предъявить обвинение главе Дальневосточной дирекции Минрегионразвития России Олегу Букалову. Эта организация была заказчиком на строительстве Дальневосточного университета на острове Русский.

Дело о хищениях при разработке системы ГЛОНАСС пока закончилось только двумя отставками. Сначала начальник полиции на Московском метрополитене Игорь Божков заявил, что в результате расследования было обнаружено хищение 6,5 млрд рублей при разработке этой системы. Пресс-секретарь «Российских космических систем» возмутился этим заявлением, но после окрика из Кремля был уволен. На прошлой неделе отправлен в отставку с поста генерального конструктора ГЛОНАСС Юрий Урличич. Правда, он сохранил за собой должность гендиректора.

И — уже по мелочи — Генпрокуратура передала в Следственный комитет материалы проверки Минздравсоцразвития, из которых следует, что в центральном аппарате ведомства украли около 10 млн рублей, предназначенных для рекламной кампании по профилактике ВИЧ.

Все эпизоды имеют частные объяснения. Сердюков и в самом деле поссорился с оборонной промышленностью и лично с главой «Ростехнологий» Сергеем Чемезовым. «Разбор полетов» после саммита АТЭС имеет то объяснение, что чуть больше года остается до сочинской Олимпиады, и Кремль должен показать, что не прощает огрехов в крупнейших государственных проектах. «Дело по хищениям при подготовке саммита АТЭС — это сигнал к Олимпиаде: мол, хотя бы Олимпиаду проведите хорошо», — говорит заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. Саммит и впрямь был подготовлен не идеально — проваливающиеся дороги, недостроенные объекты. Макаркин также напоминает, что шеф Романа Панова Виктор Басаргин, который и привел его на должность главы правительства Пермского края, с переводом из министров в губернаторы утратил прежнее влияние в Москве. С этой точки зрения дело Панова вполне укладывается в систему бюрократических понятий и сенсации не производит. Дело же о ГЛОНАСС привычно контрастом между огромной суммой хищений и скромностью наказания ответственного лица, которое пока обошлось отставкой, и то лишь с одной из своих должностей.

 

Роман Панов арестован expert_828_020-1.jpg Фото: РИА Новости
Роман Панов арестован
Фото: РИА Новости

Неопределенность — это и есть характеристика момента. Вроде бы похоже на крупную антикоррупционную кампанию, а вроде бы и далеко не по всему фронту и безо всяких институциональных решений. Например, так и не ратифицирована статья Конвенции ООН о борьбе с коррупцией, предполагающая криминализацию избыточных расходов должностных лиц. Как-то сошло на нет обсуждение запрета для чиновников владеть активами за рубежом. «Аппарат не чувствует, что это новая политика. Психология чиновника не переламывается, — говорит Алексей Макаркин. — Чиновник по-прежнему считает коррупцию лишь особенностью функционирования государства и полагает, что тем, кого сейчас хватают, просто не повезло. Только раньше не было так, чтобы не везло членам правительства. Произошла только небольшая корректировка представления о рисках».

Однако что-то новое в воздухе определенно чувствуется. Да и не зря же близкие к Кремлю политологи наперебой говорят о «новом Путине» и «новом курсе». И не зря же сам Путин отменил традиционную телебеседу с гражданами и медлит с президентским посланием. В поисках объяснений, на наш взгляд, стоит отвлечься от текущих коррупционных сюжетов и обратиться к контексту более широкому и по временным рамкам, и по содержанию.

Чистка идет давно

Последние несколько лет число дел о коррупции растет, а их фигуранты становятся все более высокопоставленными. Отставке губернатора Орловской области Егора Строева в феврале 2009 года предшествовали уголовные дела против двух вице-губернаторов и мэра Орла. Первого вице-губернатора области Виталия Кочуева с тех пор успели приговорить к восьми годам лишения свободы, затем Верховный суд приговор отменил, потом фигуранты дела были приговорены к условным срокам, и сейчас Кочуева судят по новому делу о мошенничестве. УВД по Орловской области тогда возглавлял нынешний министр внутренних дел Владимир Колокольцев. После отставки губернатора он пошел на повышение и стал первым замом главы департамента уголовного розыска МВД. Строев был губернатором не настолько влиятельным, чтобы его замена требовала серии уголовных дел. В данном случае эти дела едва ли имели политический смысл. Как ни странно, похоже, что у них был смысл вполне прямой — прекратить воровство и наказать виновных.

 

Юрий Урличич наполовину уволен expert_828_020-2.jpg Фото: РИА Новости
Юрий Урличич наполовину уволен
Фото: РИА Новости

За полгода до того сбежал за границу — сначала в США, потом перебрался во Францию, где ныне и живет, — министр финансов Московской области Алексей Кузнецов, у которого, кстати, оказалось американское гражданство. В подмосковном правительстве Кузнецов курировал Московскую областную инвестиционную трастовую компанию (МОИТК), которая раздала подставным фирмам кредитов на 3,8 млрд бюджетных рублей, а потом была обанкрочена. В октябре этого года главе МОИТК Владиславу Телепневу было предъявлено обвинение. Летом отправлен в отставку губернатор Московской области Борис Громов.

С 2010 года расследуется дело бывшего губернатора Тульской области Вячеслава Дудки. По данным следствия, он получил взятку в 40 млн рублей за предоставление в городе участка под строительство гипермаркета. Вместе с Дудкой по делу проходит директор департамента имущественных и земельных отношений Тульской области Виктор Волков, который и договаривался о взятке. В январе 2011 года Волков был арестован и дал показания против Дудки. Губернатор попытался покинуть страну, но был задержан в аэропорту Домодедово и доставлен на допрос в качестве свидетеля. Летом прошлого года Дудка ушел в отставку, а затем из свидетеля стал подозреваемым и был посажен под домашний арест. Губернатору не позавидуешь: Волков доказывает следствию, что он был лишь посредником, а 40 млн предназначались его начальнику.

В конце 2010 года был арестован начальник одного из департаментов контрольного управления администрации президента Андрей Воронин. Он вымогал взятки у производителей медицинского оборудования за их исключение из якобы существовавшего «черного списка». Был арестован посредник в передаче взятки, бывший замминистра здравоохранения Алексей Вилькен. По его показаниям в июне 2011 года были арестованы начальник военно-медицинского управления Минобороны генерал-майор Александр Белевитин и его заместитель Алексей Никитин. Летом этого года Белевитин был приговорен к восьми годам заключения. Никитин, давший признательные показания, отделался штрафом.

В феврале 2011 года началось известное «дело прокуроров». Оно началось с ареста Ивана Назарова, организовавшего сеть подпольных казино в Подмосковье. Назарову, как считало следствие, покровительствовала областная прокуратура. По итогам расследования были уволены прокурор Московской области Александр Мохов и его первый зам Александр Игнатенко. Еще несколько подмосковных прокуроров были арестованы. Позже Игнатенко бежал за границу и был задержан в Польше. Сейчас он ожидает экстрадиции. Прокуратура сопротивлялась расследованию на всех его этапах — отказывалась утверждать соглашения подозреваемых со следствием и обвинительные заключения, тянуло с оформлением заявки на выдачу Игнатенко.

 

Анатолий Сердюков уволен совсем expert_828_020-3.jpg Фото: АР
Анатолий Сердюков уволен совсем
Фото: АР

В сентябре 2011 года началось дело Максима Каганского. Он подозревался в том, что за взятку в 3 млн долларов пообещал добиться перевода из обвиняемых в свидетели предпринимателя Бориса Юдина, которого обвиняли в контрабанде медицинского оборудования для карельских больниц. Бывший офицер МВД Каганский был известен как «решальщик», давний знакомый бывшего первого заместителя главы департамента экономической безопасности МВД Андрея Хорева и друг сына начальника Главного следственного управления по Москве Ивана Глухова. По делу была арестована следователь ГСУ по Москве Нелли Дмитриева, по версии следствия, она должна была получить взятку. Дмитриева заявляла, что дело против нее сфабриковано и от нее хотят добиться показаний на ее начальника Глухова. Каганский скрылся, был задержан в январе этого года в коттеджном поселке под Красноярском. Сейчас он ждет суда по обвинению в мошенничестве — эта статья была ему переквалифицирована со статьи о посредничестве при даче взятки. Андрей Хорев был уволен со своей должности летом прошлого года под предлогом того, что он с нарушением закона получил удостоверение участника боевых действий. Позже он давал объяснения в рамках доследственной проверки по поводу отеля в Черногории, который приобрела его жена и который генерал не отразил в своей декларации о доходах. Ушел в отставку и начальник ГСУ по Москве Глухов.

Новым начальником Главного управления МВД по экономической безопасности и противодействию коррупции стал тридцатипятилетний Денис Сугробов, одновременно с этим назначением получивший звание генерал-майора. С его именем связано «дело о томографах» и дело Каганского. Главное управление по экономической безопасности играет и ключевую роль в деле о коррупции в Минобороны.

Перечисленные дела — только наиболее громкие. Простой просмотр ленты новостей дает множество сообщений о других случаях преследования чиновников разного уровня за коррупцию. Время, когда за взятки привлекали только учителей, врачей и гаишников, похоже, постепенно проходит. Однако никто не объявлял об антикоррупционной кампании, не говорил о ее целях и принципах. Внутренняя кухня силовиков публике неизвестна, поэтому нет и комментариев от внешних наблюдателей.

Лифт доехал

Все дела о коррупции последнего времени, как и крупные кадровые перестановки в МВД, можно считать внешними проявлениями неких конфликтов в российских верхах. Например, самая распространенная трактовка «дела прокуроров» — конфликт между прокуратурой и Следственным комитетом. Однако ранее публичная фаза подобных конфликтов была скоротечной и нечасто доходила до судебных приговоров и тюремных сроков. Отставка Владимира Устинова с должности генпрокурора и практически одновременная смена руководства таможни и отставки нескольких генералов ФСБ — все ограничивалось кадровыми решениями. И даже когда Владимир Путин на заседании правительства требовал «посадок» по делу о контрабанде на Черкизовском рынке, все обошлось малой кровью. Уголовное дело обычно было последним доводом. Грубо говоря, раньше вся история с Минобороны закончилась бы отставкой министра. Сейчас оно набирает темп, несмотря на отставку.

Есть и еще одно отличие. Многие заметили, что, назначив министром обороны Сергея Шойгу, Путин отступил от прежних принципов такого рода назначений. Политически важную должность, связанную с колоссальными финансовыми потоками, занял человек, не входящий в ближайшее окружение президента и не связанный с людьми из этого окружения. На самом деле это уже второе такое назначение. Первым стал министр внутренних дел Владимир Колокольцев. За десять лет это первый министр, сделавший карьеру внутри ведомства, а не пришедший руководить им извне, как Борис Грызлов и Рашид Нургалиев. Причем у Колокольцева явно есть свобода рук в министерстве. Это видно и по кадровым заменам последнего времени в МВД, и по начатой им, по сути, заново реформе ведомства.

Все это совпадает с постепенными переменами в российской элите. «Рост конфликтности в элите связан с тем, что президенту становится сложнее исполнять арбитражную функцию. Влиятельные люди из его окружения сначала считали себя государевыми уполномоченными, которых государь поставил на активы, сегодня одни, завтра другие. Но постепенно они стали считать эти активы своими, укоренились в своих отраслях, и их амбиции возросли», — говорит Алексей Макаркин.

 

Владимир Колокольцев... expert_828_021-1.jpg Фото: РИА Новости
Владимир Колокольцев...
Фото: РИА Новости

Уже приходилось писать, что среди тех, кого принято относить к окружению Владимира Путина (или тех, кто, не будучи близок к нему, превратился в долларовых миллиардеров за время его правления), выделяются носители разных деловых стратегий. Одни, как Геннадий Тимченко, Юрий Ковальчук, Аркадий Ротенберг, концентрируют в своих руках активы. Другие, как Игорь Сечин, Владимир Якунин, Сергей Чемезов, контролируют не непосредственно активы, а их менеджмент и образуемые ими финансовые потоки. При этом показателен дрейф Сечина — от помощника президента к вице-премьеру по ТЭК, а затем к главе государственной «Роснефти», которая при нем превращается в международную компанию, заключив альянс с BP. Однако процесс «укоренения в своих отраслях» приводит к общему сдвигу в их интересах. Они пришли к своим новым позициям не только благодаря экономическому росту минувшего десятилетия, но и благодаря тому не очень шумному (если не считать «дело ЮКОСа»), но резко отразившемуся на составе списка Forbes перевороту в российских элитах. При Путине эти элиты сильно обновились, и если мы присмотрелись к лицам в телевизоре и на фотографиях в деловой прессе, так это потому, что уже не помним совсем других лиц лет пятнадцать назад. Стремительно продвигаясь вверх, эти люди были заинтересованы в сохранении того социального лифта, на котором ехали. Добравшись до верхних этажей, они, скорее, заинтересованы в том, чтобы люди с нижних этажей не создавали угрозу теперешнему положению дел. Если кто-то из нынешних миллиардеров когда-то и отобрал у кого-то бизнес, то у них-то бизнес никто отобрать не должен. Отсюда, кстати, отношение к несистемной оппозиции как к неприкасаемым. Оно нерационально с политической точки зрения — эта оппозиция крайне слаба и угрозы не представляет. Но рационально с точки зрения социальной — эти люди покушаются на основы строя. В системе в целом должно остаться меньше неформальных возможностей для быстрого обогащения. И меньше хаоса и воровства в отраслях, которые влиятельные люди считают своими.

С другой стороны, есть очевидные политические издержки коррупции. Тут источник в администрации президента сказал РБК, что отставка Сердюкова привела к росту рейтинга Путина. За день до того, как гендиректор ВЦИОМ подтвердил эти данные: да, вырос на три процента. Не было бы таких публикаций, если бы в Кремле не осознавали значимость этих издержек. И так в стране идут крайне непопулярные реформы образования и здравоохранения. Усугублять риски пассивностью в отношении чиновного воровства разумный политик не может. Не говоря о том, что помимо политических есть и банальные финансовые издержки. Если при разработке ГЛОНАСС бесследно исчезает сумма, эквивалентная, по некоторым оценкам, трети ее стоимости, любое бюджетное планирование выглядит занятием глуповатым. Если, конечно, не закладывать в налоговую политику поправку на воровство, как это практически предлагал в бытность свою министром финансов Алексей Кудрин.

 

...и Сергей Шойгу назначены по принципу профессионализма, а не личной лояльности expert_828_021-2.jpg Фото: АР
...и Сергей Шойгу назначены по принципу профессионализма, а не личной лояльности
Фото: АР

И наконец, ограничение люфта, неформальных возможностей в системе, приход на политические должности популярных профессионалов не создает риски для самого верхнего эшелона российской элиты. Новые политические назначенцы не обладают теми ресурсами, которыми обладает этот верхний эшелон. Политически они им не противники и переделом не угрожают. Чтобы такая угроза возникла, необходим политический кризис действительно большого масштаба. Похоже, элита чувствует себя достаточно сильной, чтобы его не допустить. В общем, самое время побороться с коррупцией без резких движений. Побочный эффект — новые политические назначенцы будут в сравнительно меньшей степени лояльны Путину-человеку и в сравнительно большей — Путину-президенту.

Преломления общего блага

Заместитель директора Центра политической конъюнктуры Алексей Зудин отмечает немаловажную тактическую сторону происходящего: «В тандеме за борьбу с коррупцией отвечал Медведев. Когда Путин вернулся в Кремль, возникли ожидания, что борьба с коррупцией и обновление элиты прекращены. Путин показал, что курс на дисциплинирование элит, на их обновление и на борьбу с коррупцией не изменился. В обществе есть скепсис по отношению к антикоррупционной политике. Преобладало убеждение, что она касается людей второго-третьего уровней и выше не распространится. Своим решением по Сердюкову Путин напомнил, что он способен на неожиданные и решительные действия, был послан мощный сигнал, что антикоррупционная политика серьезна и эти принципы распространяются на всех без исключения. Российский президент ценит надежных людей, но эти люди должны работать и не выходить за определенные рамки».

Российская коррупция традиционно обсуждается вне обстоятельств времени и места, с точки зрения вечности, благо ей посвящены многие прекрасные страницы великой русской литературы. Может быть, именно вечность российского воровства заставляет при его обсуждении уходить от политической конкретики. О борьбе с коррупцией говорят сквозь призму общего блага, а не политических и прочих интересов. С коррупцией должна бороться «власть», понимаемая как цельный субъект, заботящийся о пользе Отечества. Однако в действительности «власть» — это конфигурация тысяч индивидуальных воль разной степени властности, каждая из которых в повседневной своей деятельности далеко не всегда имеет в виду общее благо (не говоря о множестве трактовок самого этого блага).

Поэтому некорректен сам вопрос, стоят ли за коррупционными делами чьи-то политические и прочие интересы. Разумеется, стоят. Вопрос в сумме векторов этих интересов. На наш взгляд, сейчас сумма направлена в сторону сокращения коррупции, а не простого перераспределения генерируемых ею финансовых потоков. Другое дело, что сама эта сумма невелика. Кто-то из чиновных воров избежал тюремного срока, кто-то бежал за границу, множество дел правоохранителям не удалось довести до конца не потому, что они этого не хотели, а потому что их соперник оказался сильнее. Вспомним, как сопротивлялась Генпрокуратура расследованию дела подмосковных прокуроров. Сегодняшнее положение, в конце концов, складывалось не один год, и преодолевается оно тоже не сразу. За последние двадцать лет российская элита накопила столько скелетов в шкафу, что, возможно, имеются такие коррупционные дела, полное расследование которых угрожает самой государственности.

Остается еще вопрос, объявит ли Владимир Путин об антикоррупционной кампании в своем послании. Подозреваем, что нет. У такого решения были бы свои плюсы и свои минусы. Плюсы в том, что теоретически можно нарастить рейтинг, объявив войну коррупционерам (если, конечно, за объявлением войны последуют военные действия). Заключить пакт с народом через голову проворовавшейся элиты и «перезагрузить» лидерство. Судя по некоторым публично-политическим проектам последних месяцев, такой пакт Путину предлагают. Но минусов больше. О борьбе с коррупцией может объявить лидер, который только пришел на свой пост. В противном случае кампания обернется против него самого по принципу «где вы были столько лет». В нашем случае не только против Путина, но и против государства как такового. И кроме того, Путин по природе своей не популист, хотя и силен как публичный политик. После двенадцати лет во главе страны амплуа не меняют.  

Оцените статью: 
Голосов еще нет